№ 39
24 сентября 2003 г.
Мiкалай Чэркас
Беловежский императорский дворец
В НОМЕРЕ:

Беловежский императорский дворец заложен в 1889 году на месте давнего охотничьего замка королей Владислава IV(1632 -1648), Августов Саксонских и последнего короля Речи Посполитой - Станислава Августа Понятовского. Законченный при Николае II в 1894году, он стал излюбленным местом охоты и отдыха царствующей семьи.
В поэме «Песня о зубре» белорусский поэт эпохи Возрождения Микола Гусовский блестяще описал великокняжескую охоту в пуще, подчеркнув: «Верце: у нас, у Лiтве, гэта усё - рэчаiснасць..». Уже тогда в Беловежской пуще был известен охотничий дом короля и князя литовского Сигизмунда I (1506 -1548), построенный за г. Каменцем.
В связи с III разделом Речи Посполитой Беловежская пуща вошла в состав Российской империи, а в 1888 году по высочайшему указу царя Александра III была передана в собственность царствующей семьи, взамен на бывшие царские владения.
Строительство нового дворца по проекту, выполненному архитектором графом Николаем де Рошфором, началось в 1889 году - именно тогда, когда во вновь присоединенных Россией землях закончились работы по возведению кольца крепостей, а в Европе повсеместно расцвёл стиль модерн, именуемый французским термином «fin de siecle»(конец века). Такое «совпадение» отразилось на архитектуре здания. В основу композиции дворца лег прямоугольный план с ризолитами, который был идентичен казармам, построенным для русских войск в Варшаве, Демблине, Бресте, Гродно, Бобруйске, Модлине, Каунасе и т.д. Архитектура дворца сохранила казарменный характер, особенно это заметно на фасаде, ориентированном на подъездную дорогу, в то время как противоположный фасад был более изыскан. Изящность зданию придавали вежи, заимствованные у архитектуры традиционного охотничьего замка. Очевидно, что Николай де Рошфор задумал главную вежу как вежу-донжон, разместив её на углу здания, и подчеркнув значимость высоким шатровым покрытием со шпилем для флага императора. Вторую вежу решил архитектор как эркер, она играла роль средневековой замковой и была декорирована элементами, свойственными архитектуре готике - нишами и ложными бойницами.
Особенный шарм зданию придавали архитектурные «аксессуары» - мансардные перекрытия с открытыми конструкциями фронтонов, декоративная кладка фризов, пилястр и даже печных труб. Конструкция крыши, по конькам которой были поставлены ажурные металлические решетки, еще больше уводила взгляд ввысь и придавала зданию воздушность.
Завершение строительства и интерьер дворца выполнил выпускник Петербургской академии искусств архитектор Иван Жолтовский(1867 -1959). Для отделки и меблировки дворца он использовал породы, которые в изобилии произрастают в пуще: сосну, ель, дуб, ильму (бересту), граб, березу, клен, белый бук, ольху и осину. Для придания дереву нужного по его замыслу оттенка материал подвергался продолжительной варке в воде и только затем тщательно высушивался. Это позволяло варьировать и разнообразить интерьер дворца. Из обработанного таким образом дерева мастерами были выполнены разнообразные детали интерьера: плафоны, паркет, обрамления окон и дверей, плинтусы, карнизы, панели, панно и т.д... Каждая комната благодаря подбору пород древесины приобретала оригинальный характер и узнаваемость. Хорошо освещенная «царская гостиная» имела мягкую спокойную цветовую гамму, созданную благодаря использованию в панелях стен и мебели светлого клена в сочетании со шпалерами из английского ситца цвета ранней травы. «Великокняжеская гостиная» была решена в более напряженной гамме. Здесь мебель выполнена в «американском» стиле» из прочного и тяжелого дуба. Несколько комнат отличалось особой оригинальностью. Одна - для свиты - была оклеена старыми почтовыми марками со всего света, другая украшена игральными картами, так же была оформлена мебель. Большинство комнат дворца наделено было именами собственными: например, великокняжеские покои именовались комнатами «Со львами», «Берестовая», «Сосновая». Помещения для фрейлин носили названия «Маки», «Беседка», а комнаты для свиты - по какой-то причине - «Ночь», «Заря», «Красная», «Зеленая».
Ландшафт вокруг дворца был первозданным и живописным. С одной стороны простирался ровный гладкий пейзаж, с другой - прямо под окнами начинался крутой склон, уходящий к реке Наревка с прилегающими крестьянскими лугами и полями. Это искусственное возвышение получилось в результате построенной в 1812 году батареи Головина. Характер этой возвышенности диссонировал с ландшафтом. Вскоре после постройки дворца возник вопрос и о создании искусственного парка. В 1895 году начинаются работы по его обустройству. Он был задуман в английском стиле, обнесен высокой литой оградой, подобной широко известной Санкт-Петербургской ограде летнего сада. Для придания парковому ансамблю большей живописности старые крутые насыпи у самого дворца выложили диким камнем и пустили по ним вьющийся плющ. По проекту инженера Валерия Кронненберга на реке Наревке была построена дамба со шлюзом. Она позволила создать два живописных водоёма, в одном из которых был оставлен островок с несколькими деревьями, служивший жилищем для стаи белых лебедей.
Таким образом, в самом центре Беловежской пущи в конце XIX века появился уникальный ландшафтно-парковый ансамбль. Известные миру правители, включая первого президента Польши Мостицкого, президента Варшавы Стажиньского, известного любителя охоты Германа Геринга и другие неоднократно отдыхали здесь. Переживший Вторую мировую войну, в 1958 году дворец, расположенный на пограничье Польши и СССР, по обоюдному согласию обоих правительств был взорван. Почему? Об этом можно только догадываться.
_________________________________________________________________________________
Мiкалай Чэркас(18.04.1963)- аўтар сённяшняга артыкула - суiскальнiк ступенi кандыдата бiялагiчных навук Iнстытута заалогii АН Беларусi. Ад 1992 года ён займае пасаду малодшага навуковага супрацоўнiка Дзяржаўнай прыродаахоўнай установы «Нацыянальны парк Белавежская пушча». Аўтар больш за 30 навуковых работ добра знаёмы нашым чытачам па кнiзе «Белавежская пушча», напiсанай у суаўтарстве з кандыдатам бiялагiчных навук Вячаславам Васiльевiчам Сiмаковым. Ягоная дысертацыя прысвечана праблеме знiкнення ў Белавежскай пушчы цецеравiных птушак. Шляхетны i зацiкаўлены даследчык гэты артыкул прысвяцiў не жывым iстотам, а будынкам. Сапраўды кажуць, што той, хто шукае, той знойдзе. Натрапiўшы на пiсьмовыя крынiцы i фотадакументы зруйнаванага ў 50-я гады iмператарскага паляўнiчага палаца, Мiкалай Чэркес з цiкавасцю працягваў далейшыя пошукi i нечаканыя адкрыццi. Iнвентарызацыйная кнiга палаца, складзеная напачатку ХХ стагоддзя, паслужыла падставай для напiсання нiжэйзмешчанага артыкула.
Общество , Память
РАЗДЕЛЫ
РУБРИКИ

РЕКЛАМА:

Яндекс.Метрика