BrestObl.com
Брестчина производит,
предлагает, приглашает
BrestObl.com
Брестчина производит,
предлагает, приглашает
 
 
   
 
Бегин
Менахем Вольфович
(Menachem Begin)

Бегин Менахем Вольфович (Menachem Begin) родился 16 августа 1913 года (26 ава 5673 г.) в городе Брест-Литовске (ныне г. Брест в Беларусии) в семье старшины местной еврейской общины Вольфа Бегина и Хаси Коссовской.
Здесь было полно синагог, еврейских школ, театров, магазинов. И одновременно процветал махровый антисемитизм. Погромы устраивали все - поляки, казаки, в годы первой мировой войны - немецкий войска.
Когда немецкие войска подошли к Бресту, мать Бегина с детьми переехала к дяде в Дрогичин. А позже в Кобрин. Там их через некоторое время и разыскал отец. Существуют воспоминания Менахема Бегина о том, как он на руках матери прятался от артобстрела под искореженной телегой. Шел холодный дождь, палили ружья и пушки, мать закрывала его своим телом. «Мое поколение находится в пекле беспрерывной войны всю свою жизнь», — рассказывал потом Бегин.

Семья Бегина была одной из первых, вернувшихся в Брест. Однако жизнь в разрушенном войной городе не могла быть легкой. Семья часто переезжала. В журнале регистрации лиц, прибывших в Брест на постоянное место жительства за 1921 год, отмечено, что Бегины: Вольф, Хася, Рахиль, Герцль и Менахем проживали по ул. Зыгмунтовской, д.59 (ныне ул. Карла Маркса). После этого семья сменила еще несколько мест проживания. Так, уже через год, в 1922-м, Бегины переезжают на улицу Кривую, д. 9 (ныне ул. Дзержинского). В списках избирателей в Брестскую городскую раду за 1928 и 1930 г.г. отмечено, что семья поселилась на ул. Костюшки, д. 11 (сегодня ул. Гоголя). А в 1933 жили на ул. Стефана Батория (сегодня ул. Карбышева). В домовой книге за 1940 год отец и мать значатся в списках проживающих по ул. 1 Мая. Последние сведения о матери Бегина можно встретить в материалах паспортизации еврейского населения, которую немецкие оккупанты проводили в 1941 году.
С детства юноша воспринял убежденность отца в том, что евреям суждено вернуться на родину предков - в Израиль.
На родине, в Брест-Литовске, Бегин учился в еврейской религиозной школе Мизрахи и в городской государственной гимназии, которую закончил с отличием. В этой польской школе занимались и по субботам. Но Бегин не писал в этот день. За это, кстати, над ним смеялись и частенько били польские ученики. Упрямца поддерживал и старший брат Герцль, который учился вместе с ним. Причем это они делали не столько из религиозных соображений, сколько из желания доказать свою правоту. Известен случай, когда учитель латыни из-за этого стал занижать оценки Менахему. Тогда мальчик набрался смелости и сказал, что это его вера, и он не может писать ни при каких обстоятельствах. Преподаватель успокоился и поставил нормальную оценку. Примечательно, что 17-летний Бегин даже на выпускных экзаменах не писал в субботу, а это могло стоить поступления в университет. К счастью, экзамен все же перенесли на другой день, и Бегин сдал его на «отлично». Менахем не был религиозен. Хотя, как и многие его сверстники в городе, посещал хедер (своеобразная религиозная дошкольная организация), а также тахкмони (религиозная школа).
В десятилетнем возрасте он вступил в юношескую сионистскую организацию, которая готовила молодежь к жизни в Палестине.

Несомненно, атмосфера межвоенного Бреста сыграла важную роль в развитии юного Бегина. В польском тогда Бресте было 40 синагог, религиозные школы, десятки общественных организаций, несколько газет. 21,5 тысячи евреев составляли 44 процента населения Бреста.
В возрасте 15 лет вступил в «Бейтар» - молодёжную сионистскую организацию, основанную Зеэвом Жаботинским. А в 17 лет Бегин стал командиром местной группы этой организации.
Спустя пятьдесят лет на могиле Жаботинского Бегин произнес клятву израильского премьер-министра.
Свою детельность он должен был тщательно скрывать от гимназического начальства, так как любая политическая деятельность была категорически запрещена. Помимо этого, он давал частные уроки, пытаясь помочь семье.
В 1931 году после окончания школы он поступил на юридический факультет Варшавского университета, по окончании которого в 1935 году получил степень доктора права. После окончания университета занимался адвокатской практикой.
О том, как выглядел в те годы Менахем Бегин, прекрасно написал Марк Зайчик. «Стоит присмотреться - пристальные острые глаза, сильный оскал зубов, твердые очертания рта, впечатление собранной силы и даже вызова. Низковатый голос и достаточно обычное семитское лицо европейского мужчины. Он чисто и опрятно одет, при любых условиях выбрит, брюки отпарены, башмаки начищены. Никаких следов и даже намека на роскошь в его внешности нет. Никакого барства. Он очень вежлив, внимателен к собеседнику. Мимо него можно пройти и не заметить сразу, но что-то всегда заставит вас оглянуться и всмотреться в этого человека».
Карьера Бегина пошла не по профессиональной, а по партийной линии. В 1930-е годы принимал активное участие в руководстве движением «ревизионистов» в Польше.
«Бейтар» занимал всё больше места в его жизни: в течение двух лет Бегин являлся генеральным секретарём чехословацкого отделения, в 1933 году возглавил польский «Бейтар». Формирование было связано с партией Всемирной сионистской организации, основанной лидером сионистов Владимиром Жаботинским. Партия призывала к немедленным и решительным действиям по созданию еврейского государства.
Менахем нередко появляется на различных мероприятиях в городе Бресте. Выступает рядом с отцом. Так, 2 января 1937 года он был приглашен на празднование 13-летия существования «Бейтара». Бегин выступил с более чем часовой речью, в которой рассказал о значении объединения молодежи в то тяжелое время и призвал всех сделать пожертвования на общее дело.
Отец Бегина был также известным сионистом. Сторонники этого движения боролись за возрождение национальной независимости еврейского народа на его исторической родине - Эрец Исраэль. Сохранились сведения о том, что в 1938 году в Большой синагоге по ул. Домбровского (ныне Советская) силами организации сионистов-ревизионистов в Бресте состоялось собрание под красноречивым названием «Против арабского терроризма, за освобождение членов «Бейтара» в Палестине» (тогда английская администрация приговорила двух сионистов к смерти за убийство английских офицеров). В переполненной синагоге с краткой речью в защиту приговоренных выступил Вольф Бегин.

В 1939 году Менахем Бегин женился на Ализе Арнольд, от этого брака родились сын и две дочери.
В январе 1939 года возглавляет еврейское молодежное объединение «Бейтар» в Польше.
В мае 1939 года Бегин руководил массовыми манифестациями, у английского посольства в Варшаве, в знак протеста против ограниченной еврейской эмиграции в Палестину, подмандатную территорию Англии. Тогда же он был арестован и провёл несколько месяцев в тюрьме.
Приближающаяся война волнует Бегина. Он лихорадочно предпринимает попытки подготовиться к катастрофе. Выступая в Варшаве, он говорит: «Ничего хорошего ждать от этого мира нельзя. Это жестокий мир, который понимает только язык силы». Менахем предлагает польскому правительству дать согласие на создание еврейских вооруженных отрядов. Но получает отказ.
Когда в начале Второй мировой войны в 1939 г. германские войска подходили к Варшаве, он вместе с семьёй бежал в Литву, надеясь перебраться в Палестину. После присоединения Литвы к Советскому Союзу Бегин был арестован НКВД по политическим мотивам. Ночные допросы продолжались несколько месяцев. Он так и не подписал протокол. Там были слова: «Признаю себя виновным в том, что был председателем «Бейтара» в Польше». Приговор ему вынесли 1 апреля. Вместо положенных восьми лет отсидел один год. Но даже год Печорлага - тяжелейшее испытание: изнурительный труд, издевательства охраны и уголовников, голод, холод, болезни. Суровая школа сибирских концлагерей, описана Бегином в книге «Белые ночи». Особенно яркими в ней получились сцены общения молодого уроженца Бреста с его советскими соплеменниками, занимавшими до ареста высокое положение в большевистской иерархии. Пожалуй, самым известным из них можно считать бывшего заместителя главного редактора газеты «Правда», по фамилии Гарин. Как и многих его товарищей по советской номенклатуре, Гарина приводили в отчаяние не только и не столько бесчеловечные условия содержания заключенных, сколько сам факт ареста людей, безгранично преданных большевистскому режиму. Однако, на пороге смерти бывший советский идеолог, кажется, понял смысл происходящего и попросил Бегина спеть ему сионистский гимн «Ляшув ле эрец авотейцну» («Вернуться на землю праотцев»). Этот гимн его умирающий солагерник впервые услышал в родной Одессе, где в молодости однажды посетил собрание сионистов, но затем отверг казавшиеся ненужными «националистические предрассудки». Лишь на смертном одре Гарин вспомнил о своих корнях. «Мне казалось, - писал Бегин, - что я только что принял исповедь еврея, который много лет отвергал свой народ и теперь, перед самым концом, после страданий и мук возвращается к своему народу, к своей вере».
Бегин попал под амнистию, которую Сталин в конце 1941 году дал всем польским заключенным, из которых советское правительство надеялось составить новую польскую армию под командованием генерала Андерса, чтобы они сражались с фашистами.
Воевал против немцев в составе польского батальона, сформированного в СССР.
Воинская часть, в которой находился Бегин, по счастливой случайности в 1942 году оказалась на территории Палестины. Здесь Бегин, демобилизовавшись из польской армии, вступил в Иргун Цваи Леуми (ЭЦЕЛЬ), подпольную милицию, боровшуюся с английскими властями в Палестине. Командовал ЭЦЕЛЬ с 1943 по 1948 гг., тесно сотрудничая с группой Штерна, которую возглавлял Ицхак Шамир. Накануне создания государства Израиль отряды Иргуна влились в национальную армию.

В июле 1941 года Брест-Литовск был занят немецкой армией. 77-летний отец Бегина вместе с 5 тысячами других евреев города был привезен на реку Буг и утоплен в ней вместе со всеми другими. В 1944 году из 30 тысяч евреев в Бресте уцелело не больше десяти человек. В мясорубке Холокоста погибли родители Бегина, его брат и сестра, почти все родственники и друзья.
В феврале 1944 года Бегин написал «Декларацию о восстании», возвестившую о начале борьбы против британской армии.
До 1947 года Бегин с женой и детьми находился в подполье, часто менял внешность и пользовался фальшивыми документами. Под его командованием были осуществлены диверсионные акты против британских военных объектов и колониальных учреждений, что обострило борьбу ишува с колониальными властями.
В 1946 году члены «Иргун» организовали взрыв в Британской штаб-квартире - отеле «Царь Давид» в Иерусалиме (отметим, что за час до взрыва в штаб-квартире англичан раздался телефонный звонок - «террористы» предупреждали о взрыве, предлагая, чтобы все люди покинули гостиницу, чтобы не было человеческих жертв; англичане всерьез это предупреждение не приняли). Британские власти объявили награду за голову Бегина в размере 10 000 палестинских фунтов стерлингов. В это время он руководил деятельностью Эцеля из подполья.
В августе 1947 года действие британского мандата в Палестине было приостановлено, а 14 мая 1948 года провозглашено Государство Израиль. Бегин смог выйти из подполья.
В июне 1948 года он находился на борту корабля «Альталена», доставлявшего из Франции по заданию Эцеля группу евреев, уцелевших в катастрофе, и оружие. По приказу Бен-Гуриона, утверждавшего, что погруженное на судно оружие будет использовано для совершения государственного переворота и свержения правительства Израиля, корабль был потоплен. Операцией по обстрелу «Альталены» руководил Ицхак Рабин.
Глава Эцеля Бегин находился на судне в тот момент, когда начался его обстрел. После попадания снарядов, судно начало тонуть. Сподвижники Бегина усадили его на шлюпку. В ту же ночь он пробрался, не взирая на угрозу ареста, на подпольную радиостанцию Эцеля и обратился с призывом к своим сторонникам не отвечать насилием на акцию Бен-Гуриона. Он сознавал, что гражданская война, которая могла за этим последовать, угрожала гибелью Израилю, и утверждал, что он хотел только получить 20% оружия, чтобы передать его отрядам Эцеля, сражавшимся в районе Иерусалима.
22 июня 1948 года «Иргун» объявил о самороспуске. В августе 1948 года Бегин и его соратники создали движение Херут(Свобода). Он был лидером Херута, а позднее и Гахаля. Все эти годы он выступал за создание Израиля по обе стороны реки Иордан. Накануне выборов в Кнессет в 1948 году полувоенная организация «Иргун» была преобразована в политическое движение «Херут» (Свобода), которое возглавил Менахем Бегин. В 1948 Бегин был избран в Кнессет. В течение тридцати лет Бегин являлся членом Кнессета, возглавлял организацию вплоть до 1967 года. Последующие 29 лет (за исключением 1967–1970, когда он занимал пост министра без портфеля) он находился в оппозиции однопартийному правительству, сформированному Партией Труда (Мапай). Под руководством Бегина партия Херут выдвинула лозунг создания Великого Израиля в Палестине (в границах до1948), Королевстве Иордания и на территории Ливана к югу от реки Литани.
В 1952 он стоял во главе кампании против репарационного соглашения, подписанного правительством с Западной Германией, за что и был отстранен на 3 месяца от работы в Кнессете в наказание за беспорядки, устроенные его сторонниками в знак протеста.
Накануне шестидневной войны (5.06-10.06 1967) он вошел в правительство Леви Эшколя в качестве министра без портфеля, но в 1970 году вышел из него из-за разногласий с Голдой Меир вокруг плана Роджерса.
В 1965 году партия Херут вступила в коалицию с Либеральной партией для создания избирательного блока ГАХАЛ. В 1973 этот блок и несколько мелких партий образовали блок Ликуд («Единство»). Менахем Бегин становится лидером национального лагеря.
Победа Ликуда над Партией Труда на выборах в мае 1977 года позволила Бегину (21 июня ему было поручено формирование правительства страны) сформировать коалиционное правительство и стать его главой. Министром иностранных дел он пригласил Моше Даяна .Бегин стал шестым премьер-министром Израиля и занимал этот пост вплоть до 1983 года.
После визита египетского президента Анвара аль-Садата в Иерусалим в 1977 появилась надежда на достижение мира с Египтом. Бегин приветствовал этот шаг . Первой крупной политической акцией Бегина было возобновление переговоров с правительством Египта. В сентябре 1978 Дж. Картер пригласил Бегина и Анвара Садата в Кемп-Дэвид. Длились переговоры много месяцев и закончились подписанием соглашений в Кэмп-Дэвиде (17 сентября 1978 г. США) - «Основы мира на Ближнем Востоке» и «Основы заключения мирного договора между Египтом и Израилем». Израиль вернул Египту Синайский полуостров, были решены и другие вопросы взаимоотношений двух государств.
Мир был поражен. Президентом Египта в те годы был Анвар Садат, в прошлом сочувствовавший нацистам. Премьер-министром Израиля был Менахем Бегин, в прошлом — руководитель подпольной организации Эцель. И все же оба пожали друг другу руки, как друзья, и обязались перед всем миром, что между их странами больше никогда не будет войн.
В ознаменование заслуг премьер-министра Израиля Менахема Бегина и президента Египта Анвара Садата в установлении мира на Ближнем Востоке, Бегин и Садат были удостоены Нобелевской премии мира 1978. В своей Нобелевской лекции (Осло, 10 декабря 1978 года) Менахем Бегин говорил о поисках мира в ядерную эпоху. Он выразил надежду на «уничтожение с лица Земли всех орудий убийства и благословил мир, о котором мечтали и молились ушедшие поколения... ».
26 марта1979 в Вашингтоне был подписан мирный договор.
Однако вскоре переговоры о предоставлении палестинцам автономии были прерваны, а Бегин резко выступил против ухода Израиля с оккупированных территорий. Накануне выборов в Кнессет X созыва, в июне 1981 года он, заручившись согласием кабинета, провел операцию «Осирак», в ходе которой самолеты израильских ВВС разбомбили почти законченный строительством иракский атомный реактор.
В 1981 году Менахем Бегин был переизбран на пост премьер-министра после очередной победы на выборах.

Категорически возражал против создания Палестинского государства на западном берегу р. Иордан и перешейке Газа. В 1982 правительство Бегина начало вторжение в Ливан (операция «Мир Галилее») в попытке изгнать Организацию освобождения Палестины, создавшей постоянную напряжённость на северных границах Израиля, из Ливана, но гибель большого числа мирных жителей настроила мировое общественное мнение против Израиля. В ходе войны израильская армия осадила Бейрут, что привело к эвакуации отрядов ООП из города. С момента начала операции «Мир Галилее» до начала эвакуации террористов из Бейрута (20 августа 1982 года) прошло 77 дней. 8144 террориста эвакуировались в 8 арабских государств: Иорданию, Ирак, Северный Йемен, Южный Йемен, Тунис, Судан, Сирию и Алжир. 3603 сирийских солдата были возвращены обратно в Сирию. Около тысячи террористов были убиты, и примерно 7 тысяч — взяты в плен армией Израиля. Было захвачено большое количество оружия и боеприпасов, предназначавшихся для вооруженной борьбы против Израиля. Была занята большая часть сирийских Голанских высот. Однако израильские войска увязли в Ливане, задержавшись там до 1985 года.
19 сентября 1983 года Бегин ушел в отставку с партийных и государственных постов, мотивировав это личными причинами (пошатнувшееся здоровье и смерть жены Ализы).
Херут и блок Ликуд избрали преемником Бегина Ицхака Шамира.
После этого он жил в затворничестве в своей квартире до смерти в 1992 году.
В личной жизни Менахем Бегин был очень деликатным, скромным, интеллигентным человеком. Необыкновенно трогательные отношения связывали его с женой Ализой, его единственной любовью. Бегин был очень привязан к ней, Ализа была его советником, другом и самым благодарным слушателем. Менахем Бегин был широко образованным человеком, знал девять языков. Его книги, написанные на английском языке, включают «Белые ночи» (1957)и «Восстание»(1964)
В течение всей своей незаурядной карьеры Бегин, владевший девятью языками, считался тонким и проницательным политиком и зажигательным оратором. Его выступления в Кнессете, во время встреч с широкой публикой часто возбуждали острые споры в различных слоях общества.
Последние годы Бегин жил очень замкнуто. Не появлялся на публике, не встречался с журналистами. Общался только с родственниками и немногочисленными друзьями. Стал очень набожным. Он умер 9 марта 1992 года в Тель-Авиве. ( 4 адара-бет 5752 г).

Похоронен на Масличной горе в Иерусалиме.


Мигдаль - Жизнь Бегина

М. Бегин. В белые ночи

23 сентября 2005 года
Увековечение памяти Менахема Бегина в Бресте

 

РЕКЛАМА:

Яндекс.Метрика